Четверг, декабря 08, 2022
Важное

23 года назад, 9 июля 1999 года, в день празднования Тихвинской иконы Божией Матери, наш земляк Владыка Вениамин, которого любят и почитают не только в нашем районе, был рукоположен в сан иеромонаха. Тем самым он начал свое пастырское служение, стал наставником, духовным отцом, батюшкой для своей многочисленной паствы. Сегодня он архиерей, епископ Ардатовский и Атяшевский.

Путь служения был непростым, тернистым. Но, как известно, у всех разные пути к Богу. За его восхождением следили многие. Но особенно, с тихой радостью – две женщины из нашего района. Одна из них дала ему жизнь, другая – просто спасла от непогоды. Но обе сыграли в его жизни свою неповторимую роль.

Мать

Архиерея

У каждого из нас – у Президента и простого крестьянина, прокурора и подсудимого, отпрыска большого знатного рода и воспитанника детского дома – есть в жизни начало начал, берег, от которого мы начинаем свое жизненное путешествие. Всех нас, в уготованный Господом час, родила мать. Дала нам жизнь, частицу своей плоти и крови, любви и нежности. И даже для сироты, никогда не видевшего материнской ласки, слово «мама» свято. Поэтому, когда мы встречаем в жизни незаурядного, удивительного человека, невольно думаем: какая же мать родила такого сына? Как это: воспитать космонавта Гагарина, солдата Александра Матросова, балерину Майю Плисецкую?.. И совсем сложный вопрос: как в простой советской семье вырастить Архиерея?

Вот идет по улице женщина, по виду сразу и не скажешь – городская или деревенская. Теперь женщины везде одеваются одинаково. Но увидела знакомых, на лице расцвела белозубая улыбка, и сразу стало понятно: это мама Владыки Вениамина, епископа Ардатовского и Атяшевского. Она подарила ему и эту улыбку, и нежный румянец на щеках, и манеру говорить «мягко и вразумительно». И много еще доброго и полезного, из чего потом сложилась личность Владыки.

Так какая она, мать Архиерея? Судьба ее началась трагически. В июне 1954 года ей было всего 9 дней от роду, когда отец, здоровый и сильный мужик, после сенокоса решил искупаться и по нелепой случайности утонул. Мать одна растила пятерых детей. Поэтому первым и самым главным уроком для девочки Кати было: жизнь – это труд. Порой тяжкий и изнурительный, но только им добываются необходимые материальные блага. Так жили все семьи в Дубенках. Так жила вся Россия.

Закончив школу, Катя поехала в Саранск учиться на медсестру. А вскоре и замуж вышла за бывшего одноклассника Павла, ставшего военным. И молодая семья Кирилловых отбыла по месту службы мужа в далекую Туркмению. В 1979 году у них родился первенец – Эдик. Нелегко пришлось молодой маме: жаркий климат Туркменистана не подходил для здоровья малыша. Помучавшись два года, Екатерина вернулась в Дубенки. А потом и Павел Иванович демобилизовался и присоединился к семье. Вскоре родилась дочка Альбина. Жили, как все: работали, держали скотину, сажали огород.

Когда Эдику было три года, бабушка взяла его с собой в церковь. Оттуда он вернулся под огромным впечатлением от службы и с тех пор все его детские игры были посвящены церкви. Перед зеркалом он научился креститься. Семья не была воцерковленной, как и большинство семей в советское время. Но если душа тянется к Богу, она найдет Его. Мальчик начал ходить в церковь в Поводимово, за три километра, в Дубенках-то тогда храма не было. А с 6 лет он уже осознанно посещал службы, причащался Святых Даров. Друзья смеялись над ним, дразнили «попом». Но Эдика это не смущало. Когда его спрашивали, кем он станет, когда вырастет, он отвечал: «Пазекс карман». С раннего возраста у него не было сомнений, что он посвятит свою жизнь Богу.

А как же Екатерина Петровна? На рубеже ХХI века ей было не до духовных исканий сына. Муж умер. Большое хозяйство и трое детей были на ее хрупких плечах. Чтобы дать детям хорошее образование – не только общее, но и музыкальное, и художественное, приходилось подрабатывать: и в школе, и в здравпункте местной «Сельхозтехники», и в детском саду. Огород, скотина, колхозные отработки – тоже на ней.

Так что и детям рано пришлось научиться сельскому труду. Ну а «особенность» сына воспринимала просто: «Все овцы и баран у меня белые, а один ягненок черный. Так и Эдик. Видно, так на роду написано». Только домашних обязанностей с него не снимала. Бывало, придет он из церкви, светлый такой, радостный – и во двор, в хлеву вычистит все до блеска, откуда только силы брались, здоровье-то у него было неважное.

Только потом она поняла, что это Господь берег Свое чадо. Посылал добрых людей, которые помогли ей устроиться на работу и быть рядом с сыном, когда он лечился в Нижнем Новгороде. Директора школы, который понимал и поддерживал Эдика.

Учился он на «хорошо» и «отлично», был очень ответственным и дисциплинированным. Но в дни церковных праздников школу пропускал, ходил в церковь. И вот как-то директор, живший в Поводимове, едет на работу в Дубенки, а навстречу ему идет ученик Эдик Кириллов в Поводимово. Директор разворачивает машину, сажает мальчика и довозит его до церкви. А потом еще на общешкольной линейке не называет его фамилию в числе прогульщиков.

Будущий архиерей старался маму свою не огорчать, беречь ее и помогать в домашних делах. Екатерина Петровна даже удивлялась порой, какой сын у нее чистюля. Всегда ходил во всем чистом, словно грязь к нему не приставала.

И добрым был очень. Часто приносил в дом больных котят или щенят, просил у матери мазь Вишневского или перекись водорода, лечил их. «Ничего, они не помешают, они в коробочке будут», – уговаривал недовольную Екатерину Петровну. На насмешки одноклассников не обижался. Кстати, многие из них и сейчас приходят к нему за помощью. И он никому не отказал, зла не помнит вообще.

Лишь однажды мать горько плакала из-за своего Эдика. Но это было уже гораздо позже, когда он заканчивал обучение в Саранском духовном училище. Екатерина Петровна приехала на службу в Предтеченский храм, где ее уже многие знали. Одна женщина сочувственно положила руку ей на плечо и прошептала: «Жалко вашего сына, мог бы стать хорошим семьянином». Мать еле выстояла службу и побежала в келью к сыну. Оказалось, что он в тайне от нее принял постриг в монахи. И стал ее Эдик монахом Вениамином. «Прости, мама, я знал, что ты не поймешь меня и не согласишься с моим решением. Но выбор свой сделал осознанно и никогда не пожалею об этом».

И действительно, у Екатерины Петровны к тому времени не было большого духовного опыта. Что она знала? Дети, работа, хозяйство. Но не зря говорится: спасешься сам – вокруг тебя спасутся многие. А как же иначе? Ведь вся ее жизнь – для детей. Она всегда верила, что ее тяжкий труд «за мужика и за бабу» не напрасен. Мать потянулась за сыном, пытаясь понять его духовные искания, и нашла в себе силы постигнуть его высокое предназначение: он не мой. Он – Божий.

И пришла радость исполненного долга. Альбина сегодня уважаемый в народе врач, живет с семьей в Москве. Анжела тоже в Москве, заканчивает университет, будет юристом. Ну а старшенький, получив высшее духовное и светское образование, став кандидатом наук, ныне Архиерей, епископ Ардатовский и Атяшевский. «Мой владыченька», – ласково зовет его Екатерина Петровна.

Он очень хотел, чтобы мать отдохнула, наконец, от тяжелого крестьянского труда, и переселил ее в Саранск. Она согласилась только с тем условием, что будет в городе работать. И вот сейчас она медсестра в школе, а в Дубенках у нее огород, картошка – куда же без нее? В общем, трудится.

Баба Лёса

Александра Егоровна Новикова родилась в Поводимове Дубенского района в 1920 году. Детство ее будто списано из старой народной сказки. В шесть лет осталась без матери. В семье было трое детей, она – младшая. Отцу трудно было справляться с хозяйством, и он женился на женщине с двумя совсем маленькими детьми.

Мачеха оказалась классической, «сказочной» – строгой, спуску падчерице не давала. Лёсе так хотелось научиться грамоте, а ее заставляли нянчить детей, прясть, выполнять другую работу по дому. Но, хотя в школу ее не пустили, безграмотной она не осталась. Научилась всему сама. А домашние обязанности выполняла безропотно, на мачехины тычки и упреки отвечала кротостью и смирением, как Золушка из сказки. Но в отличие от сказочного сюжета через многие годы, умирая на Лёсиных руках, окруженная ее заботой, мачеха горько раскаивалась и просила у падчерицы прощения. А та и не держала ни на кого обиды – ни на жизнь, ни на людей.

С замужеством у Лёсы тоже вышло не по-сказочному. «Жили они долго и счастливо» – это не про неё. Замуж она вышла за хорошего человека, Николая. Дочка родилась, Раечка. Но не долгим было семейное счастье Лёсы. Началась война. Проводила она мужа на фронт, осталась с грудным ребенком на руках. Жизнь в деревне была не многим легче, чем на фронте. И в тяжелое лихолетье не смогла сберечь ребенка Лёса. Умерла девочка.

А муж, хоть и израненный весь, контуженный, вернулся с войны живым. После военных лишений стали они строить свою жизнь снова. В 46-м родилась дочка Вера. И еще три года семейного счастья отпустила Лёсе судьба. Но потом Николай умер, и Лёса надела вдовий платок. В послевоенные годы это было обычное дело. Особо горевать было некогда. Надо было растить дочь, поднимать родной колхоз, где она работала на овцеферме. В тридцать лет ее женское счастье кончилось. Но она не унывала, как чувствовала: Бог ее не оставит.

В сказках в трудный час на помощь приходят добрые волшебницы, а у Лёсы была тетя Фекла. В селе ее звали «монашкой», хотя в монахини она не постригалась. Просто не выходила замуж, а посвятила свою жизнь Богу. В советских деревнях, где на всю округу вряд ли найдешь действующую церковь, такие люди были на особом положении. Атеисты их осуждали и подсмеивались, но большинство сельчан тянулись к ним за Божьим словом. Просили помолиться за больных, страждущих и нуждающихся. Шли за помощью в бытовых нуждах. Для всех у Феклы находились святая вода с просфорочкой, нужная молитва, утешительное слово, которые – по вере – помогали!

Хотя богослужебных книг и Священного писания в доме не было, да и вряд ли Фекла была грамотной, но молитв она знала множество, из Ветхого завета и Евангелия могла рассказывать часами. А еще рассказывала о своих паломнических поездках.Побывала Фекла во многих святых местах, вплоть до Почаевской Лавры. Для исстрадавшейся Лёсиной души это был живой источник, из которого она черпала жизненные силы.

Фекла многому научила Александру Егоровну. Но главное – она дала ей верное направление для дальнейшего саморазвития. Её характер, в котором чудесным образом сочетались смирение и твердость, бескорыстие и упорство, закалялся в жизненных невзгодах и искреннем служении Богу.

Дочка Александры Егоровны – Вера Николаевна Кузнецова – вспоминает, что главным качеством ее матери было полное равнодушие ко всему материальному. Когда в колхозе работали «за палочки» и люди получали деньги только за счет продажи продукции из личного подсобного хозяйства, Александра Егоровна свое молоко, масло и картошку раздавала даром. «Им нужнее», – объясняла дочери. А еще любила повторять: «Что отдам – то мое. А что беру – то взаймы». Как-то пошла в церковь в новом платке, а вернулась назад без него. Нищенка на паперти мерзла на ветру, она и отдала ей свой платок.

Перед Пасхой у Веры наступали напряженные дни: надо было обежать все село и раздать яйца, творог, сметану к празднику многим нуждающимся сельчанам. Но при всем этом странным образом в их семье всегда было самое необходимое, во всем был мир и порядок. Вера отлично училась в школе, поступила на недавно открывшийся экономический факультет университета, который тоже окончила с отличием, несмотря на то, что на третьем курсе вышла замуж и родила ребенка. Распределились с мужем на хорошую работу, получили комнату – жизнь мамиными молитвами шла своим чередом.

Когда в Поводимове открыли церковь, для Александры Егоровны будто новая жизнь началась. Она постоянно помогала ее обустраивать, возила из дома на санках дрова и брикет для отопления, во всём помогала молодому священнику отцу Анатолию. Почитала его, как полагается. Помогала по дому, сидела с ребенком, давала житейские советы, но могла и отчитать за какую-нибудь «бытовуху», стала для его семьи родной.

Бывают в жизни случаи, которые ни один сказочник придумать не сможет. Объяснить их можно только Божиим провидением. Однажды на вечерней службе в церкви Александра Егоровна приметила мальчика. Удивилась, как усердно он молится, чинно ведет себя, видно, что понимает ход богослужения. А после службы этот мальчик стоял под дождем на крыльце церкви и плакал. Подошла, расспросила. Оказалось, зовут его Эдиком, а плачет он оттого, что ему страшно по темноте и дождю идти домой в Дубенки. Конечно же, Александра Егоровна, тогда уже «баба Лёса», забрала его к себе домой ночевать, сообщив матери, чтобы не беспокоилась. Для нее это было совершенно естественно. И конечно, не могла она знать, какую важную роль в её жизни сыграет встреча с мальчиком Эдиком Кирилловым.

Они подружились. Теперь после службы он шёл к бабе Лёсе, обедали и принимались за учебу. Баба Лёса учила мальчика правильно петь, читать молитвы. Обучила утреннему и вечернему молитвенному правилу, давала навыки православных обрядов и традиций.  Просила отца Анатолия привечать мальчика, и тот охотно брал его помогать во время службы, исполнения треб. Эдик удивительно быстро научился правилам богослужения, впитывая в себя все слова молитв, даже движения священника.

Он не пропускал ни одной службы. Прихожане Поводимовской церкви, поначалу с подозрением относившиеся к нему, вскоре увидели его искреннюю веру, усердие в молитве, сердечную доброту. Эдик быстро смог завоевать их любовь. А в селе это непросто. Здесь каждый на виду. Фальшь, лицемерие от сельчан не скроешь.  И какова же была радость поводимовцев, а особенно бабы Лёсы, когда ее воспитанник, окончив школу, поступил в Саранское духовное училище. Она видела, что мальчика ведет Господь, он в руках Божиих, и капля ее стараний в этом тоже есть.

С непередаваемой душевной радостью она воспринимала каждый новый шаг Эдика на нелегком пути служения Господу: монашество, сан иеромонаха, служение в духовном училище. На службы к нему в Предтеченский храм в Саранск Александра Егоровна старалась ездить на каждый праздник. А с ней – многие другие жители села. Поводимовский батюшка порой даже сердился из-за этого и корил Александру Егоровну, мол, сбивает с толку прихожан, едет к своему «любимчику».

Но баба Лёса иначе не могла. Она считала себя ответственной за судьбу своего Эдика, а теперь уж отца Вениамина. Поэтому, когда Вениамин стал игуменом и настоятелем Чуфаровского монастыря, она вместе с другими жителями Поводимова стала приезжать туда восстанавливать заброшенное хозяйство. Было ей к тому времени уже за 70, но Бог давал силы на благое дело, и вскоре монастырь был восстановлен. Александра Егоровна считала это чудом: благодаря способностям игумена Вениамина привлекать к себе людей, его отеческой любви к прихожанам, трудолюбию и твердой вере за совсем короткое время заброшенный монастырь превратился в цветущий Божий сад, привлекающий к себе паломников со всей страны. Без Божией помощи это было невозможно.

По воспоминаниям дочери Веры, Александра Егоровна всегда была уверена, что ее духовному сыну Господь уготовал особый, нелегкий, но славный путь. Она часто говорила о том, что отец Вениамин приближает к себе людей не только своей добротой и любовью, но и Божиим даром исцеления, провидения и дарования людям Надежды. На исповеди, почувствовав его руку на голове, испытываешь такое облегчение, будто груз с души упал. На сердце становится тепло и радостно.

Многие поводимовцы старались попасть к нему со своими горестями и проблемами. И просили об этом Александру Егоровну. Потому что все знали, что мальчик Эдик, став уже игуменом Вениамином, никогда не забывал свою бабу Лёсу, приютившую его когда-то в ненастный вечер и ставшую первым духовным проводником в мир православной веры. Несмотря на огромную занятость, он всегда находил время заехать в Поводимово в ее скромный домик. И позже, когда дочь взяла ее в город, навещал, брал с собой в паломнические поездки. В 90 лет она ездила на автобусе в Москву к Матронушке! Он и проводил ее в последний путь по православному обычаю в 2011 году, на 92-м году жизни.

Её дочь Вера Николаевна благодарна Богу за то, что у маминой верующей души при жизни был такой человек, как Владыка Вениамин. Он еще больше укрепил ее веру. А она жила радостью от его успехов. И это, наверное, продлило ей жизнь – нелегкую, порой суровую, но освещенную высоким смыслом и ярким лучиком этой веры, который Бог послал ей однажды дождливым осенним вечером.

Людмила Кувелева.

Дубёнский район

О ГАЗЕТЕ "ЭРЗЯНЬ ПРАВДА"

Газета Эрзянь правда в настоящее время издается один раз в неделю на 16 страницах, четыре из них в цвете. Газета широко отражает вопросы общественно-политической, социально-экономической, культурной и духовной жизни республики, публикует международную информацию. «Эрзянь правда» распространяется в Оренбургской, Пензенской, Самарской, Ульяновской, Нижегородской областях, в республиках Татарстан, Чувашия, Башкортостан. Вместе с тем, для эрзян России вот уже не один год успешно функционирует электронная версия газеты, которую можно в настоящее время читать в Интернете. В этом большая заслуга всего редакционного коллектива газеты «Эрзянь правда».